Доллар США: 68.4645 (-0.0284) 
Евро: 82.0924 (+0.4968) 
Золото: 41.70 $/гр (-0.01) 
Серебро: 0.55 $/гр (+0.01) 
Погода сейчас
пасмурно +10°
Новости КыргызстанаПресса КыргызстанаНародный репортёрФорумИщу тебя

В мире

Проекты

Новости Кыргызстана

Пресса Кыргызстана

Народный репортёр

Поможем вместе

Ищу тебя

Соболезнования

Интернет магазин

Статьи

О разном

Недвижимость Куплю/Продам

Фильмы

Кыргызстан

О Кыргызстане

Демография

История Кыргызстана

Праздники

Сайты Кыргызстана

Фотогалерея

Погода в Кыргызстане

Курсы валют

Информеры

Информер новостей

Информер валют

Информер металлов

АГРОПОРТАЛ КЫРГЫЗСТАНА, НОВОСТИ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА
Бассейны надувные и каркасные купить в Бишкеке
Shop.Jewelry.kg -Ювелирный интернет магазин . Доставка по Бишкеку.
МСН Общественно-политическая газета

Новости Кыргызстана

Илим Карыпбеков призвал кыргызстанцев быть аккуратнее за рулемпасли!Илим Карыпбеков призвал кыргызстанцев быть аккуратнее за рулемпасли!Джазу все возрасты покорныДжазу все возрасты покорны

Политтехнологи о работе с партией власти, оппозицией и о том, в каких еще сферах использовать свои знания

Источник:
http://kg.akipress.org/news:13...

Ссылка на новость:
http://for.kg/news-419569-ru.html

Похожие новости

С.Жээнбеков: У меня хватит и сил, и знаний, и опыта, и чести управлять государством

Для Государственной судебно-экспертной службы разработали план антикоррупционных мер

В МЧС ответили на критику о работе спасателей во время пожара в Московском районе

Штаб миссии наблюдателей СНГ приступает к работе в Кыргызстане

Главы МИД ЦА и США обсудили вопросы региональной безопасности и перспективы работы в формате "С5+1"

10 апреля 2017, 14:14       Комментарии

Осенью в Кыргызстане состоятся выборы президента. Уже несколько кандидатов изъявили желание выдвинуть свою кандидатуру и побороться за возможность стать главой государства. В связи с этим публикуем репортаж "Медузы" о работе политтехнологов в России и о том, как они зарабатывают.
В первой части публикации рассказывалось о появлении политтехнологов и о том, как они зарабатывали. Технологи, которые успели поработать в 1990-х, вспоминали, что то время как недостижимый золотой век: деньги лились рекой, выборов было много, заказчиков тоже. Закончилась эпоха резко. "Где-то после ареста Ходорковского финансирование выборов от крупных корпораций прекратилось, им просто запретили это делать, - вспоминает Смирнов. - Сейчас своих губернаторов уже не поставишь, теперь власть решает, кого назначить. Конечно, иногда корпорации заставляют скидываться, но затраты на кампанию уменьшились раз в пять-десять - раньше они сами хотели [тратить деньги], а сейчас это обязанность".
В итоге "системными" пришлось стать не только самим политикам, но и работающим на них технологам - для которых залогом успеха теперь во многом являются, по словам участников рынка, налаженные отношения с партией власти и администрацией президента.
"Сейчас правила игры таковы: ищите заказы внутри "Единой России". Остальные партии нужны для декорации, это просто ошметки. У них свои доморощенные технологи", - говорит Богданов. "Самый большой работодатель - это, конечно, власть. Больше 90% нормальных заказов исходит от нее", - подтверждает Владимир Перевозчиков. Собеседник "Медузы" в "Единой России" говорит, что руководители кампаний на партийных выборах почти всегда спускаются сверху. Впрочем, это не означает, что существует единый центр принятия решений: "Чудище обло, стозевно и лаяй. Есть много групп, которые могут влиять на выбор [технолога]", - добавляет он.
Технолог, работавший с "Единой Россией" рассказал изданию, что довольно часто выборами занимаются технологи, работающие в структуре самой партии - в управлении региональной и технологической работы центрального исполкома "Единой России", которое возглавляет Андрей Парфенов. Коллеги по цеху отзываются о нем как о сильном профессионале, хотя в целом "банных политтехнологов" (ЦИК находится в Банном переулке, хотя сейчас переезжает) недолюбливают - за протекционизм. В партии не отрицают, что стараются согласовывать руководителей кампаний на местах, но объясняют это благими побуждениями, - иначе контракты могут достаться непрофессионалам, ошибки которых потом придется исправлять. "Есть стандартная процедура. Кабинет Парфенова, приезжает человек с портфельчиком, они разговаривают по душам. Резюме в этом деле вторично", - рассказывает он.
Отмечается, что с системной оппозицией технологи работают мало, да и не сильно рвутся - денег мало, шансов на победу еще меньше. "Наняли они технолога - но денег на газету не дали, на телевидение не дали, на поле не дали. А где инструменты?" - сетует Перевозчиков. К тому же в парламентских партиях, как правило, есть свои специалисты (хотя их уровень многие называют невысоким), и людей со стороны они привлекают гораздо реже, чем власть. "ЛДПР вообще технологи не нужны, - отмечает один из самых опытных технологов в стране Евгений Малкин. - Жириновский сам себе технолог".
"Главная проблема [системной] оппозиции - что они не особо хотят побеждать. На большее претендовать опасно, и они не хотят обижать противника слишком сильно, их все устраивает, - продолжает Малкин. - А мы не можем придумывать кампанию в полсилы". Другой технолог, который сотрудничал с КПРФ, подтверждает, что в партии боятся переборщить с критикой власти - поэтому строить для нее эффективную кампанию тяжело. Бедой демократических партий Малкин называет "неэффективный и расфокусированный месседж": "Пошли бы с лозунгом "Долой Путина!" - взяли бы 6%".
"У нас на самом деле общество очень протестное, оно видит все, что происходит, понимает, просто терпит, - добавляет Перевозчиков. - Почти на любой территории в России за несколько месяцев можно раскачать протест".
Политтехнолог Аббас Галлямов вспоминает, что на одной из кампаний в 50% квартир "сразу посылали после слов "Здрасьте, мы из "Единой России"". Но ресурсов на успешную протестную кампанию оппозиции хватает редко - людей, у которых есть и деньги на перебивание админресурса, и желание бороться, по словам политконсультанта Виталия Бианки, "около нуля". Обычно противоборство власти с оппозицией выглядит так, будто, по выражению Перевозчикова, "танк давит лягушку".
Собеседники издания рассказывают, что часть политтехнологов занимается именно постоянным сопровождением кандидатов в регионе.
"Выбирали мы депутата в заксобрание. Он сказал, что не может ездить по региону - дела у него в Москве. Но у него был друг, очень на него похожий. В общем, мы его взяли, возили по территории и говорили избирателям: это ваш кандидат. А потом нашли ему на этой территории бабушку, дали ей денег и сказали - бабуль, это твой внучок. Так он у нас стал местным", - рассказывает об одной из кампаний Владимир Перевозчиков.
Раньше на место могла вылетать полноценная команда до 120 человек, которая и формировала штаб. Но эти времена прошли - сейчас бюджет кампании редко позволяет привлекать настолько большие команды со стороны. "В каждом регионе выросли свои медийщики, полевики в штате партии, свои технологи", - объясняет политконсультант Дмитрий Гусев. Появился формат, когда на место вылетают два-три опытных технолога, которые обучают местных.
Среди политтехнологов можно отдельно выделить политических консультантов - они, как правило, сами не ведут кампании на местах. К ним относятся наиболее известные участники рынка. "Если взять топ-20 [политтехнологов России], в нем, кроме Парфенова, никто не является политтехнологом как ремесленником, который умеет все делать руками - то есть приезжает, выстраивает четкую стратегию, концепцию, организует мобилизацию, может самостоятельно провести фокус-группы и социологию, - утверждает собеседник в "Единой России". - Все эти люди в той или иной мере - распределители заказов. Они ездят, торгуют лицом. Потом приезжают на какое-нибудь совещание в АП и рассказывают: я вот только что из такой-то области, грязь на сапогах не обсохла. А в это время в регионе сидит команда, и рулит там другой человек".
Политтехнолог Андрей Колядин, в прошлом сам возглавлявший департамент региональной политики в управлении внутренней политики АП, тоже заявляет: наверху рейтинга - "великие политтехнологи, которые не провели ни одних выборов". В рейтинг входят 20 политтехнологов от ветеранов профессии вроде Игоря Бунина до партийцев вроде Сергея Обухова, работающего с КПРФ.
"Политконсалтинг - это когда приезжает к губернатору умный дядечка в хорошем пиджаке, как правило, посещающий совещания у Суркова-Володина-Кириенко и входящий в топ политтехнологов России, - рассказывает Вячеслав Смирнов. - Пишет ему концепцию кампании - как надо побеждать, какая идеология. Точнее, пишут рабы в офисе, а он главный редактор и продавец этого дела. Цена прыгает от 50 до 150 тысяч долларов за концепцию". Директор консалтингового агентства NPR Group Дмитрий Фетисов добавляет, что, даже выступая в роли распределителей заказов, "мэтры" все равно помогают вести кампании, - наблюдают дистанционно и периодически приезжают в регион, чтобы внести корректировки. "Я летаю, конечно, для порядка, но что я - там сидеть, что ли, буду?" - удивляется один из консультантов. В отличие от обычных технологов, консультант может вести несколько кампаний сразу.
Часто консультанты решают вопросы клиента в Москве - например, общаются вместо него с администрацией президента. "У нас некоторые замы губернаторов в течение кампании руководству администрации дозвониться не могут - они трубку просто не возьмут, потому что иди общайся с куратором. Мы туда заходим, решаем какие-то вопросы. Поэтому у нас и стоимость не 300 тысяч в месяц, а отдельный гонорар", - рассказывает один из консультантов. Заказчики, как правило, отдельно оплачивают технологический штаб и услуги консультанта.
Чаще всего политконсультанты берут процент с тех, кому отдают заказ, - от 5 до 30% общей суммы. "В заслуженные конторы часто приходят и говорят - у нас есть заказ, условно, на 100 миллионов. Хорошо, говорит представитель конторы. После этого он идет к технологам и говорит - есть заказ, возьмешься? "Сколько?" 80 миллионов, - объясняет Колядин. - Он передает заказ, 20 миллионов оставляет себе, трижды приезжает за время кампании и едет дальше. И вроде как он провел кампанию, хотя на самом деле ее провели на аутсорсинге другие люди".
По словам Колядина, многие "люди вынуждены идти к таким компаниям, потому что там есть гарантированный заказ, а возможности общаться с клиентами напрямую у них нет: или к губернатору хрен попадешь, или они не вписались к Володину или Кириенко, или они непубличные". Впрочем, как говорит Перевозчиков, "если поставить этих "великих людей" против реального технолога, который работает на территории, они все проиграют - хватка уже не та". "Они хороши в другом", - добавляет технолог.
Система распределения заказов через узкий круг политконсультантов в условиях, когда избирательный рынок сжимается, вызывает недовольство у их коллег, которые непосредственно ведут выборы. "Рынок неконкурентный, непрозрачный и коррумпированный, - жалуется один из собеседников "Медузы". - Контракты отдаются своим. Иногда кто-то обидится и начинает мочить другого. Но в целом выстроена модель взаимовыгодности, все довольны, все закрывают вопросик. Поэтому я тоже не ворчу". Другой технолог, работающий с "Единой Россией", тоже критикует коллег: "Как только доходит до денег, до проектов, разваливается абсолютно все. Люди подставляют, кидают, полный трэш".
Впрочем, многие не видят в сложившейся системе ничего несправедливого. "Если человек-полевик не может найти работу - то это не профессия деградирует, это ты деградируешь, не можешь прыгнуть выше своего потолка", - говорит собеседник в "Единой России". "Плачутся те, кто не востребован - технологи уровня заксобраний, провели депутата и сидят", - отмечает Богданов, добавляя, что "проще всего получить заказ, когда с заказчиком встретился и выпил рюмку чая".
У Богданова со Смирновым своя ниша - они "держатели партий", которые желающие могут за определенную сумму арендовать для своих целей (в результате "либерализации" партийного законодательства после митингов 2011-2012 годов Богданов смог зарегистрировать в Минюсте несколько партий с разными названиями). "Если вы стали председателем партии, пусть и только на три месяца на период выборов, вы у себя в городе уже сильно вырываетесь вперед", - объясняет Смирнов. Богданов добавляет, что заработать можно не только на партиях, но и на общественных организациях (которые у него тоже есть) - например, в предвыборный период хорошо продаются записи в трудовой книжке с красивой должностью в НКО, которую можно указать в предвыборных материалах. "На рынке выживает тот, у кого есть инструменты", - резюмирует Богданов.
Кроме того, консультанты заключают постоянные контракты с чиновниками разных уровней. "У них бывает по 1-2 губернатора, 1-2 мэра, спикеры заксобрания и так далее", - рассказывает технолог, работавший в "Единой России". Консультанты ведут для клиентов аналитику, занимаются прогнозированием и рекомендуют, как вести себя, куда встраивать своих людей, как развивать карьеру. Правда, российские политические реалии вносят коррективы в такие планы - бывают случаи, когда кандидат стремится стать губернатором в одном регионе, а президент посылает его в другой, причем узнает человек об этом уже после подписания указа. Нередки случаи, когда губернаторы с помощью технологов готовятся к новому сроку, но в итоге не получают ничего - так случилось с Владимиром Груздевым (Тульская область) и Вячеславом Наговицыным (Бурятия), которые были вынуждены уйти в отставку. "На Владимирскую область, например, в 2013 году планировался помощник [главы АП Сергея] Иванова Сергей Рыбаков. Мы уже планировали кампанию, выстраивали схемы. А зашла Валентина Ивановна [Матвиенко] и все сделала по-своему. Назначили Светлану Орлову, и все эти построения пошли в никуда", - рассказывает один из технологов.
На падающем избирательном рынке в России его участники стараются использовать другие способы заработка. Российские политтехнологи часто используют свои навыки в странах СНГ, где до сих пор бывают огромные бюджеты (особенно хорошие гонорары, по словам собеседников "Медузы", в непризнанных республиках - например, в Южной Осетии). Некоторые капитализируют свой опыт, проводя тренинги и читая лекции, - например, Евгений Минченко или Алексей Ситников. "У меня ощущение, что рынок не уменьшается, он видоизменяется, - считает основатель агентства "ИнтерМедиаКом" Алексей Куртов. - Политконсультирование - это не только выборы, это процесс, который идет все время". По словам одного из его коллег, "когда ты утром после выборов сидишь в самолете и ломаешь пополам местную сим-карту - это классно", но сейчас требуется более долгосрочное планирование.

Комментарии     Добавить

Ваше имя *

Комментарий *

Код проверки *

* - Обязательное поле

Внимание!
Будьте осторожны в Ваших высказываниях. Вместе с комментарием сохраняется техническая информация о компьютере.

 

SAPE:

 

SetLinks:

 

При использовании материалов портала FOR.kg ссылка на источник обязательна

Прежде прочтите Соглашение по использованию поискового сайта FOR.kg

По всем вопросам обращайтесь в Службу поддержки

Tsymbalov Цымбалов Разработка сайта создание портала интернет-магазин web-мастер дизайн сайта раскрутка сайта

Яндекс.Метрика

Реклама на FOR.kg

Вакансии

Контакты

Форум